Translate

Friday

Проект “СЛАВЯНСКАЯ ГАДАТЕЛЬНАЯ СИСТЕМА”



Думаю, настало время начать данный проект. На первых порах – на материале т.н. “гадания по подблюдным песням” (это – гадание со следующей механикой: “в один из святочных праздников … собирались на совместные гадания девушки и женщины; каждая бросала в глубокое блюдо свой предмет (меченые жребии: кольцо, серьгу, булавку, брошку, пуговицу, монету и т. п.); старшая из женщин … закрывала блюдо платком, встряхивала его и затем вынимала жребии наугад под пение специальных песен, закодированный смысл которых служил предсказанием судьбы для хозяина конкретной вещи”[1]). Однако когда я начал углубляться в данную традицию, передо мной вдруг открылись довольно заманчивые перспективы дополнить его образами и из иных жанров фольклора, но об этом – уже под конец. А сначала я лучше расскажу по порядку о тех задачах, которые мне предстоит решить:

1. Традиционную механику подблюдных гаданий (довольно экзотическую сейчас для нас) оставим общинным язычникам. Для индивидуальной работы целесообразно вернуться к чему-то более практичному и привычному в современности – например, к тому же вытягиванию записок с предсказаниями из шапки. Записываем текстом те или иные подблюдные песни на клочках бумаги, засыпаем их все в шапку – и затем вытягиваем вслепую один из клочков. Дешево, сердито, – и крайне функционально. Вот только мне, как художнику, интересна не только “голая” функциональность, но еще и эстетика, что ли.
Наверное, уже должно быть понятно, что я вижу будущую “гадательную систему” как набор образов, набор картинок. Нечто вроде колоды карт, – в наше время ничего лучше и не придумать, пожалуй.

И тут возникает закономерный вопрос: при такой глубокой переработке старинной традиции, – что у нас вообще от нее останется?
Останется, как ни странно, немало. Более того – останется Главное.
У нас остается традиционная система образов и ассоциаций. Традиционная модель интерпретации предзнаменований и примет. Традиционная картина мира.
Если у нас будет ЭТО – то уже не суть важно, насколько мы придерживаемся старинной традиции. Дух остается. Хулы не будет ;-)

В качестве примера здесь можно привести известную подблюдную песню “За рекой живут мужики богатые, гребут золото лопатами” (засветившуюся, кстати, и у Пушкина в Евгении Онегине). Данный образ, казалось бы, предполагает очевидную интерпретацию “к богатству (для гадающего)”. Однако в традиции это – смерть. Если мы будем придерживаться традиционной картины мира, то такие признаки потустороннего мира как «пространство за рекой», «богатство», «золото» (см. https://novoyazychestvo.ru/zagrobnyj-mir-iz-zolota.html) – не позволят нам судить поверхностно.

2. О Главном Затыке:
Традиция склонна сводить результаты гаданий к базовому – “жизнь” или “смерть” (которые обычно кодируются через “брак” и “похороны”). Когда мы начинаем изучать традиционные народные гадания – мы сразу же упираемся в это. Сейчас вот совершенно непонятно, в чем ценность такого прогноза. Например, при неблагоприятном варианте, если нам выпадают “похороны” – то что, в итоге, нам делать с этим? Пойти жизнь застраховать? Нет, ну серьезно… Результат любого гадания ценен для нас лишь постольку, поскольку он помогает нам действовать. А если от наших действий вообще ничего не зависит, то не проще ли просто махнуть рукой? “Чему быть, того не миновать”.
Вообще я твердо убежден в том, что любые “гадания” в современности надо уводить от вопроса “что меня ждет?” в – “что мне следует делать?” В этом, кстати, заключается смысл гаданий даже для тех, кто в них вообще не верит. То есть тут у нас есть чисто рациональное психологическое объяснение: мы привыкли поступать неким, пусть и неосознаваемым, но определенным образом, – и с годами наш способ реагирования становится для нас шаблонным. Это не плохо (ведь мы выжили), но для развития, для роста иногда есть смысл попробовать и что-либо еще. И как раз внешние источники, такие как оракулы, помогают нам взглянуть на нашу жизненную ситуацию под непривычным для нас, нешаблонным углом зрения и увидеть возможности для действия, на которые ранее мы просто не обращали внимания.
Во многом, именно по такому принципу и работают современные Метафорические Ассоциативные Карты (МАК), – и да, я хочу сделать нечто подобное.

Традиционное подблюдное гадание само по себе предполагает определенную свободу интерпретации. Базовых “брака” или “похорон” на практике не хватает. Поэтому они превращаются в абстрактное “хорошо” и “плохо”, которые трактуются весьма широко в зависимости от возраста и социального статуса гадающего. Например, “тексты с символикой предстоящей свадьбы причислялись к разряду «хороших», если адресовались неженатой молодежи и детям; причем их позитивный смысл мог относиться к самым разным житейским ситуациям. Например, песня с мотивом «пирогов напеку, в дом гостей позову» означала (кроме замужества) удачу во всех делах; дети-школьники, которым она доставалась при гадании, трактовали ее как положительный ответ на вопрос: «Перейду ли я в следующий класс?» (ВСП 2001: 32, № 152). Однако «свадебные» мотивы песен, выпавших женатым людям и старикам, чаще всего расценивались как предвестие беды (смерти, болезни, разлуки). Трактовка песенных символов могла зависеть от мысленно сформулированного участником гадания своего индивидуального вопроса.”[2]).

Кстати, раз уж я заговорил про МАК, иногда в подблюдных песнях мы встречаем механизм их действия ну прямо один-в-один:
“В тех случаях, когда фольклорный мотив не вполне ясен для носителей традиции и не имеет общепринятой трактовки, он приобретает множественные варианты самых разных объяснительных сценариев. Например, для смоленской подблюдной песни «Нивка узенька, снопы частеньки» — фиксируются следующие варианты толковательных моделей, в которых обыгрывается то семантика «узенького», то семантика «частенького», то образ «стоящих в поле снопов»: [к рождению детей, к многодетной семье] (СМЭС 2003/1: 665); [хорошая] …]; «Нивка узенька, житца густенька» [к богатству] …; [холостому быть] …; «Нивка узкая, снопья частыи» [помереть — могилки ж на кладбище частенькие]…”[2].
Впрочем, для начала я все же хочу сосредоточиться на традиционных образах с трактовкой, заранее заданной традицией. На начальном этапе построения Системы переходить к полностью свободным ассоциациям мне кажется преждевременным. Потом – кто знает…

Чтобы показать, как я это все вижу, и как это все должно выглядеть – я нарисовал три образа из подблюдных песен (прошу воспринимать данные изображения всего лишь как эскизы, но не как нечто законченное):

“Летит соловей, несет жита горсточку” (позитивный прогноз – богатство, успех);
“Воткнулась игла во сыру землю” (негативный прогноз – “движение вниз”, болезнь, смерть);
“На семи лошадях одно дерево везут” (перемены или смерть):

Как вам?

3. Ну и наконец, – что делать, после того как я исчерпаю ограниченный набор традиционных подблюдных песен (тем более, что большинство из них – это образы без какой-либо особой мифологической и поэтической глубины, – выше я просто удачные  примеры выискал). И тут традиция парадоксальным образом сама приходит нам на выручку, ибо она предлагает нам заимствование из других жанров фольклора: “потребность в большом количестве песен-прогнозов вынуждала использовать в качестве подблюдных самые разные жанры: например, краткие крылатые выражения («Не хочу учиться, а хочу жениться»), загадки («Сидит девка в клетке, коса на поветке», «Стоит корыто другим покрыто», «Оделся не так, обулся не так, заехал в ухаб…»), проклятья («На Новый год сосновый тебе гроб!»), некоторые песенные или сказочные цитаты («Смолотили рожь, урожай хорош. Стали жить-поживать и добра наживать»; «Как у нашего хозяина да две радости: одна — сына женить, друга — дочь отдавать») и т. п.”[2].
То есть сама наша традиция гадания прямо призывает нас не ограничиваться некими “каноничными подблюдными песнями”, но смело заимствовать отовсюду.
Первое, что приходит мне на ум – это обратиться к языку загадок (https://novoyazychestvo.ru/ispolzovanie-yazyka-zagadok-pri-obrashhenii-k-silam.html), но можно попробовать и нечто иное.
Например, не так давно Анна Лазарева открыла мне глаза на то, что толкование результатов гаданий в традиции очень схоже с толкованием сновидений. Там зачастую одна и та же образность. Например, зацветщее дерево во дворе соседа во сне как предвестник скорого замужества с ним – схоже с одним из традиционных рождественских гаданий, в котором девушки ставят в воду ветки вишни, загадывая на определенных парней. Если ветка расцветет – то это предвещает брак с тем человеком, на которого была загадана ветка и т.п. [3]. То есть налицо – одна и та же картина мира.

Обращение к теме сновидений, наряду с загадками – должно быть очень и очень перспективно.
Фольклор зачастую дает нам такие яркие, сочные и глубокие символические Образы, что просто диву даешься…

 

No comments:

Post a Comment